Церковь расположена
по адресу:

Catania, Via Canfora,15

 

Полезные ссылки

Рассылка

Поиск по сайту

Православная Пасха на Сицилии PDF Печать E-mail
03.06.2013 06:33

Собираясь отправиться в конце апреля в двухнедельное путешествие по Южной Италии – от Рима до Сицилии, мы поначалу сильно расстроились, что Пасха в этом году оказалась поздней и что ее придется праздновать на чужой территории без главных составляющих – ночной Литургии и причастия. Но нам повезло – организаторы, люди православные, выстроили маршрут таким образом, что в Вербное воскресенье наша группа оказалась в Бари, а в саму Пасху – в сицилийском городе Катанья, где – к нашему огромному удивлению и радости – есть русский православный приход. Но если о русском подворье в Бари знает весь просвещенный мир, то о приходе в Катанье мы тогда узнали впервые. Это показалось невероятным: за тысячи километров от России оказаться в Пасху на островке рая – православном богослужении в храме. И до сих пор остается в памяти незабываемым пасхальным подарком от Бога.

Храм святителя Льва Катанского находится на площади с символическим для русского человека названием – Святого Духа. И когда мы шли сюда на ночное богослужение в канун Пасхи, казалось, что место это действительно отмечено свыше, хотя на площади в основном находятся заведения народного общепита и дешевые магазины, которые облюбовали местные бомжи. Уже на крыльце храма мы прочувствовали особый колорит местного православия – присутствующие люди в ожидании начала службы разговаривали между собой и по телефону на нескольких языках, главными из которых были, конечно же, русский и итальянский. Храм оказался хоть и не огромным по площади, но достаточно вместительным, так что первую половину службы люди стояли в нем плотно, хотя и не толкались.
Сразу бросилось в глаза большое количество настоящих, писаных на доске канонических икон, висевших на иконостасе и по стенам. Как позже выяснилось из интервью с настоятелем храма священником Аполлинарием Симоновичем, иконы остались от греков, прежних хозяев храма. Часть из них были пожертвованы благотворителями, а часть – написаны иконописцами-греками, проживающими в Палермо, и подарены общине.

 

Стало понятно, почему именно греки, которых на Пасхальной службе было несколько человек, на своем языке первыми читали главные богослужебные тексты – Символ веры, «Отче наш…» и другие. Вслед за ними эти же тексты читались по-итальянски и пелись хором и прихожанами по-церковнославянски. Вообще, богослужение было удивительным – вселенским по своему характеру, как и само православие. Оно проходило в целом на церковнославянском языке, но отдельные части, в том числе Евхаристического канона, отец Аполлинарий произносил на итальянском и греческом. И в этой атмосфере остро ощущалось, что мы, русские, по отношению к грекам и даже итальянцам выступаем как младшие братья, ведь нам позже всех досталось то драгоценное наследие, которое получили от Бога их предки. А с другой стороны, вспомнилось евангельское изречение Христа о том, что последние станут первыми, ведь, несмотря на экономические и бытовые проблемы, именно русский православный приход объединил на древней Сицилийской земле представителей разных национальностей. И именно русские спустя несколько столетий вновь принесли сюда православие, которое когда-то сыграло важнейшую роль в культурном процветании Сицилии. Ведь и святая мученица Агафия, чьи мощи почивают в кафедральном соборе Катании, и святитель Лев Катанский, и покровительница Сиракуз мученица Лючия (в православных святцах – Лукия) – это все наши общие святые, жившие в первые века христианства, когда Церковь была неразделенной.

Во второй половине Пасхального богослужения, когда часть любопытствующих ушла из храма, устав от «непонятности» происходящего, было интересно наблюдать среди оставшихся прихожан итальянцев, которые простояли до конца службы очень сосредоточенными, с праздничными горящими свечами в руках. А некоторые из них во время веселых и ритмичных песнопений Пасхального канона начинали притопывать ногой и покачивать головой в такт поющим, проникаясь пасхальной радостью. И позднее

от отца Аполлинария мы услышали объяснение этому: многие итальянские мужья русских жен принимают православие.

Конечно, не всегда жизнь христианина, как и любого человека, наполнена радостью. Как рассказали нам местные прихожанки, у многих здесь тяжелая работа, так что на будничных богослужениях в храме на клиросе иногда молитвы читает всего один человек, а песнопения поют вместе все присутствующие. И никто из клирошан не получает вознаграждения за свои труды, как это принято у нас в России, потому что средства прихода весьма ограничены. Но Христос, утверждавший, что человек живет не одним хлебом насущным, призывал своих последователей молиться Ему и обещал отвечать на эти молитвы, чтобы радость молящихся была совершенной. На Пасхальном богослужении в храме святителя Льва Катанского этой совершенной радостью светились глаза многих людей…

На следующий день, в Светлый понедельник, мы побеседовали о том, как живется православным на Сицилии, с иереем Аполлинарием Симоновичем, настоятелем общины святой Агафии Сицилийской и храма святителя Льва Катанского.

– Батюшка, получается, что вы сегодня на всю Сицилию один православный священник? Сколько приходов вы окормляете?

– На Сицилии есть востребованность в православном священнике, поэтому я здесь и нахожусь. Но, конечно, все и всюду охватить одному человеку невозможно. Когда меня посылал сюда архиепископ Иннокентий Корсунский (ныне владыка возглавляет Литовскую и Виленскую епархию), он поставил передо мной задачу образовать православные приходы в двух крупнейших городах Сицилии – Катании и Палермо. Когда я приехал в Катанию пять лет назад, у меня было в помощниках только два человека, которые проживали здесь. Но постепенно за эти годы мы выросли до полноценной общины. Можно сказать, что собирательный процесс был достаточно длинным в течение первых двух лет, пока люди узнавали о существовании нашего прихода, привыкали к нему и осваивались в нем. А сегодня к нам на службу в храм приходит примерно 60 человек.

– На богослужении в храме было заметно, что здесь крепкий общинный дух.

– Да, молитвенный дух здесь силен. Кроме того, я периодически езжу в Палермо окормлять еще одну общину. Стараюсь там хотя бы раз в месяц проводить службу. В Палермо мы пока не имеем своего храмового помещения, собираемся в музыкальной школе, директором которой является одна из наших прихожанок, русская. Она предоставляет нам актовый зал, достаточно большой и светлый, и мы проводим в нем богослужения. Но у нас есть большая надежда, что в ближайшее время нам выделит храм коммуна города при содействии генерального консула Российской Федерации в Палермо Владимира Львовича Короткова. Возможно, это произойдет уже в нынешнем году. Ведь Палермо – это город-миллионник, а Катанья с пригородами имеет всего 500 тысяч жителей, к тому же Палермо – это главный административный центр Сицилии и приход там по идее должен быть больше, чем здесь, в Катанье.

– Каким является православие на Сицилии?

– На этот вопрос невозможно ответить, не касаясь истории, ведь издревле Сицилия являлась православной территорией. В 6-м веке византийский император Юстиниан завоевал этот остров и принес сюда православие, христианство восточного обряда, хотя до того времени это была каноническая территория папы Римского. Юстиниан как известный храмоздатель построил здесь очень много православных храмов. Это легко увидеть, устроив экскурсию по историческим местам Сицилии. Например, известные катакомбы Иоанна Богослова в Сиракузах – это перестроенная при Юстиниане церковь. Храм Конкордии в знаменитой Долине античных храмов в Агридженто также был

православным храмом. Благодаря этому он, собственно, и сохранился в более-менее целостном виде. Сиракузский кафедральный собор также был перестроен из античного храма в христианскую базилику. Юстиниан как очень энергичный человек любил строить храмы и строил их здесь повсюду. Большая часть сицилийских архитектурных жемчужин, в которые возят туристов из всех стран мира, были заложены именно при нем.

Интересно, что с 6-го века православие на Сицилии сохраняется и развивается даже при арабах, которые завоевали остров в 9-м веке. Захватив западную часть острова, они постепенно продвинулись в центр и в начале 10-го века полностью подчинили себе Сицилию. Православие при арабах сохранялось здесь потому, что греки, будучи очень образованными и культурными людьми, занимали при новой власти руководящие административные должности. И мало того, что в то время сохранялись церкви, хотя многие из них и были переделаны в мечети (и до сих пор в их интерьерах сохраняются надписи на арабском языке), но была сохранена даже православная епископская кафедра в Монреале, пригороде Палермо. И норманны, которые пришли на Сицилию в 11-м веке, добились получения ею автономии от Рима, хотя Палермо было столицей норманнского королевства на Сицилии. Ну а о плодах правления норманнов на Сицилии знает сегодня весь просвещенный мир, поскольку они являются эталонными образцами византийского христианского искусства. Это знаменитые мозаичные ансамбли в Палатинской капелле и церкви Марторана в Палермо, а также в кафедральных соборах в Монреале и Чефалу, которые были выполнены византийскими мастерами, приглашенными из Константинополя. Правитель Сицилии 13-го века Фридрих Второй также любил православие, видя в нем альтернативу папской власти, и также строил храмы в византийском стиле.

– Получается, что именно благодаря православию Сицилия оставалась высокоразвитой культурной областью?

– Конечно. В то время, пока Европа увязала в крестовых походах, здесь было настоящее, глубокое культурное процветание. Кстати, именно при Фридрихе здесь зародился классический итальянский язык, который до сих пор является средством культурного единения итальянской нации. Хотя принято считать, что его создал Данте Алигьери в своих произведениях. Но это не так: во Флоренцию, где проживал Данте, литературные традиции пришли именно из Сицилии, просто там они окончательно сформировались в единую систему. При Фридрихе в Палермо существовала хорошо развитая школа, где собирались ученые, поэты, художники. А в это же время, кстати, Париж и Лондон были небольшими городами. Можно, конечно, сравнить Сицилию и с Киевом, где Ярослав Мудрый построил Софийский собор и другие храмы. Но мы видим, насколько на Сицилии все было сделано богаче, глубже и совершеннее во всех отношениях. Причем в местном искусстве причудливо переплелись черты многих культур – арабской, западноевропейской, античной и византийской. Это была настоящая синергия, соработничество, в результате которой получились жемчужина мирового христианского наследия. Примечательно, что православие при всех правителях чувствовало себя достаточно уверенно. Но против него выступили испанцы, которые пришли на Сицилию в 15-м веке в результате ряда переворотов. Их фанатичность, а также деятельность инквизиции явились причиной преследования православных, которых со временем практически не осталось на острове. Хотя, например, остались албанцы-униаты, которые, когда Константинополь пал в 1453 году, мигрировали, и часть их осела на Сицилии. Тогда они были православными, но через 100 лет папа римский заставил их принять униатство, иначе их просто уничтожили бы, как других православных жителей Сицилии. До сих пор в албанских храмах богослужения проходят на греческом и албанском языках, они носят бороды и православные облачения, по виду очень похожи на греков, но уже много столетий подчиняются папе римскому – как административно, так и в богословских вопросах, усвоив все еретические убеждения. Таким образом, в 17-м веке православие на

Сицилии затухает, остров полностью окатоличивается, и так продолжается практически до конца 20-го века, когда сюда начинают приезжать православные эмигранты.

– Как православная русская община оказалась в храме святителя Льва Катанского, где вы сейчас служите?

– Местный муниципалитет выделил храм греческой православной общине более 13 лет назад. Дело в том, что примерно 20 лет назад очень много греков приехало сюда учиться в университеты. В частности, в Катанском университете их училось около двух тысяч. Соответственно, они нуждались в православном богослужении и окормлении духовенства. Кстати, были здесь и пара русских, пара румын, для которых тоже православный храм был нужен. Но греки выучились, в Грецию пришел экономический кризис, их государству стало тяжело содержать студентов за границей, и в результате все греки практически уехали на родину, так что сегодня у нас на приходе осталось всего несколько человек. Вы слышали, что мы во время Божественной литургии читаем на греческом языке Символ веры, а также некоторые богослужебные части. Это потому, что мы уважаем каждого человека, приходящего сюда, и чтобы он открылся, чтобы его понять, нужно разговаривать с ним на его языке. А мы попросились в этот храм три года назад, потому что он был практически пуст, богослужения здесь не совершались, греческий священник также уехал в Грецию. Чтобы этот храм не закрылся, мы пришли сюда и совершаем с тех пор здесь наши богослужения. А до этого проводили богослужения в храме, где когда-то находились мощи святой мученицы Агафии Сицилийской. Там было очень благодатно, но и очень нелегко.

Кстати, появлению нашей общины на Сицилии предшествовала интересная история. Здесь в Катанье есть один католический священник-униат, родом из Корлеоне – очень знаменитого на весь мир сицилийского поселочка, который описан в романе и фильме «Крестный отец». В переводе с греческого его название означает «селение Льва», то есть епископа Льва Катанского, который очень сильно почитался в данной местности. Кстати, во многих селениях Сицилии знают и изучают греческий язык, хотя греческая культура как православная была здесь уничтожена. Так вот, этот священник, знающий греческий язык и симпатизирующий православию, видя, что здесь очень много эмигрантов из России и Украины, связался с представительством Русской Православной Церкви в Риме и предложил открыть на Сицилии православный приход, обещая предоставить для богослужений помещение в своем храме. Я как раз в это время, в 2008 году, находился в Риме, и архиепископ Иннокентий благословил меня ехать на Сицилию для обоснования православных общин. Приехав сюда, я встретился с двумя местными активистами, и мы стали служить в церкви этого священника, в ее нижней части, на глубине примерно 10 метров. Мы совершали богослужения прямо на гробнице, саркофаге (томбе, как говорят итальянцы) святой Агафии. Это длилось на протяжении двух лет. Сложность была в том, что всю церковную утварь нам приходилось держать в чемоданах и каждый раз, спускаясь в церковь, доставать, раскладывать и после богослужения вновь укладывать в чемодан.

– Это во многом похоже на опыт первых христиан.

– Да, это был такой походный образ жизни. Было сложно, но именно в сложности рождается дух истинно верующего человека. Благодаря трудностям кристаллизуется вера, через горнило испытаний она закаляется, становится настоящей, подлинной и по-настоящему ценится человеком. Потому что приобретена большой ценой, большим трудом.

– Батюшка, связывало ли вас что-то с Италией, Сицилией до того, как вы сюда приехали? Наверняка вы начали изучать итальянский язык до переезда сюда?

– Меня с Италией ничего, кроме моего имени, до этого не связывало. Мой небесный покровитель Аполлинарий был учеником Христовым из числа 70 апостолов и к тому же первым епископом города Римини. Там же он и пострадал за Христа. Видимо, уже изначально, когда родители дали мне такое имя, я оказался какими-то невидимыми нитями связан с Италией. Но когда я учился в Одесской духовной семинарии и затем

Киевской духовной академии, то совершенно не думал ехать куда-то за границу, даже не помышлял об этом. И, соответственно, итальянский язык я тогда не учил. Во время учебы в академии, когда я был уже женат, мне поступило предложение поехать в Италию, предварительно приняв диаконский и священнический сан, и я сразу же согласился, хотя и был в языковом плане не подготовлен. Во время трехмесячного пребывания в Риме я начал изучать итальянский язык, но на Сицилии оказался в состоянии наших эмигрантов, которые совсем не были полиглотами. Однако быт, житейская необходимость заставляют человека изучать язык, без знания которого ты не сможешь обеспечить себе элементарные удобства и удовлетворить потребности, да просто не выживешь. Язык дался мне очень быстро, и сегодня богослужения в нашем храме, как вы слышали, совершаются в том числе и на итальянском языке. Проповедь на воскресных богослужениях я обычно говорю по-русски, когда в храме большинство – представители русской общины, но часто использую для этого и итальянский язык, поскольку к нам приходят и румыны, и болгары, и представители других национальностей. Бывает и так, что на итальянский язык проповедь переводит одна из прихожанок, а я говорю по-русски для вновь пришедших в церковь наших соотечественников, которые совсем недавно приехали на Сицилию и еще не знают итальянский в совершенстве. Поскольку в проповеди много богословских терминов, которые обычный человек в быту никогда не встречает, смысл ее будет человеку непонятен, если она не прозвучит на русском языке.

– Батюшка, поскольку вы сами с Украины, то вам, наверное, легче окормлять украинскую паству, которая в Италии в целом составляет большинство?

– Хочу сказать, что на нашем приходе украинцы не являются большинством. Да, в целом по Италии их больше, чем русских, но на Сицилии все наоборот, потому что здесь мало работы. Действительно, когда-то, в 90-е годы прошлого века, здесь было очень много украинцев, но они в поисках работы постепенно перебрались на север Италии, их осталось здесь очень мало. И сегодня среди наших прихожан, помимо украинцев, немало москвичей, которые создали семьи с сицилийцами, и у них уже родились дети. Многие из них полюбили Сицилию, познакомились с итальянцами и переехали сюда жить. Надо сказать, что в таких семьях многие мужья-итальянцы приняли православие, потому что москвички достаточно образованные и могут настоять на своем, аргументировать свой религиозный выбор. Так что итальянские мужья внимают своим московским женам. Также у нас много приехавших из Ленинградской области. Видимо, суровые климатические условия в Санкт-Петербурге и его окрестностях дали толчок к тому, что эти люди полюбили Сицилию, в том числе из-за красивой природы. Даже сами сицилийцы любят повторять такую шутку: «Сицилия – это рай на земле, только без сицилийцев». Этот рай, с чистым голубым небом, которого в Питере практически не видят, стал для северян желанным. К тому же они приезжают сюда и с целью поиска работы, так как Ленинградская область не имеет богатых трудовых рынков.

– Как живется здесь эмигрантам из Восточной Европы? Ваши прихожанки уверяли меня, что тяжело.

– Знаете, тяжело здесь не только русским, но и всем жителям Сицилии. Не так давно я прочитал в местной газете статью одного итальянского политолога, который считает, что с Сицилии надо уезжать. Потому что каждый день, от рассвета до заката, ты должен здесь бороться за свою жизнь, а именно – искать работу. Дело в том, что постоянной работы здесь нет, с работником обычно заключают контракт на 3-4 месяца. Кроме того, приходится иногда и выбивать честно заработанные деньги, потому что не всегда тебе заплатят за работу. Так что для самих итальянцев жизнь на Сицилии не является легкой. И всегда сицилийцы эмигрировали в Америку, Германию и Англию. И в настоящее время молодые специалисты с высшим образованием, окончившие в Италии университеты, уезжают в первую очередь в Германию, потому что для инженеров, например, на Сицилии почти нет работы.

– Существуют ли, на ваш взгляд, какие-то отличия в духовной жизни между русскими и итальянцами? В чем это обычно проявляется в жизни?

– Конечно, отличия между нами есть, потому что мы православные, а они католики. Но по характеру русские и итальянцы во многом похожи. Хотя у русских как у северных людей больше собранности и порядка, может быть. Сицилийцы – более живые, активные, никогда тебе не скажут «нет», всегда оставят надежду, возможно, думая так: «Вдруг я когда-либо получу выгоду от этого человека, поэтому не буду его отталкивать». Но если северные итальянцы смотрят на эмигрантов свысока и с холодом относятся к ним, то на юге отношение к приезжим ровное. Сицилийцы считают так: ты борешься здесь за свою жизнь, и я борюсь, мой дед или отец был эмигрантом, хлебнул этой жизни на чужбине, и ты тоже. Порой они даже отговаривают эмигрантов уезжать на заработки на север, напоминая, что характер у северных людей очень неприветливый и жесткий по отношению к приезжим.

– Насколько местным жителям известна жизнь православных? Как они относятся к православным священникам?

– Я бы сказал, что знают они о нас крайне мало, тем более что православных священников здесь по пальцам перечесть. Правда в последнее время сюда приехало много румын, и в каждом их небольшом поселке открывается православная церковь. Главная проблема, на мой взгляд, не в том, что они не знают православия, а в том, что в обществе, особенно среди молодежи, очень сильны антицерковные настроения. И в этом часто виноваты сами католические священники, которые компрометируют веру своим скандальным поведением, о котором мы все наслышаны. Совсем недавно, кстати, я принял в православие двух молодых итальянцев, и это очень показательно. Потому что именно молодежь усваивает секулярные взгляды, им навязывается американский образ жизни, свобода от всяческих ограничений, которая развращает. Но люди старшего возраста имеют уважение к священникам, продолжают ходить в церковь. В целом, Сицилия является очень религиозной областью, как и весь юг Италии. И если на севере страны много пустых храмов, то здесь, на юге, таких практически нет. Если храм пустой, то значит, он был национализирован, отобран у государства еще при Гарибальди. Как, например, наш храм, который является собственностью городской коммуны, местного муниципалитета. Но в основном люди здесь посещают и вечерние, и утренние богослужения, здесь очень торжественно, в карнавальной форме, с фейерверками и трехдневными крестными ходами, проходят дни почитания местных святых, – эту форму сюда принесли испанцы. То есть католицизм, несмотря на проблемы различного рода, здесь очень силен как вера во Христа.

– Батюшка, как вам удалось после ночной Пасхальной службы здесь в Катанье доехать до Палермо и начать там служить уже в 10 утра? Как это возможно физически?

– Знаете, пока человек молодой, он может многое сделать. Я просто сел в машину и за два с половиной часа доехал до Палермо. А после Пасхального богослужения меня пригласили еще и в гости прихожане, с которыми обязательно нужно побыть и разделить радость Воскресения Христова. Ну а в начале шестого вечера я был уже дома в Катанье.

– Наверное, в этом проявляется благодатная помощь всех святых, которые жили на этой древней земле?

– Конечно. И мы наших святых почитаем. Тем более что у нас два небесных покровителя – святая мученица Агафия и святитель Лев Катанский. Мы молимся им и получаем от них помощь.

Светлана Высоцкая

Пресс-служба Выксунской епархии.